Среда, 7 декабря, 2022
TimeWeb
ДомойНовости рынкаПрезидент МТС: «Не будет одной экосистемы, которая выиграет у всех»

Президент МТС: «Не будет одной экосистемы, которая выиграет у всех»

Глава компании Вячеслав Николаев рассказал о том, что термин «метавселенная» принадлежит не только Facebook. В виртуальной метавселенной скоро окажутся все. Что это и какова в ней роль операторов связи?

Президент МТС: «Не будет одной экосистемы, которая выиграет у всех»

Почему рынок онлайн-кинотеатров считается перегретым? Кто его инвесторы? Какое сейчас качество связи в Москве и в мире и от чего оно зависит? На эти вопросы Business FM ответил президент компании МТС Вячеслав Николаев. С ним беседовал Илья Копелевич.

Этот материал доступен в виде подкаста.

Мы на связи с президентом МТС Вячеславом Николаевым. Сегодня у нас, можно сказать, новогодняя тема, потому что мы смотрим в будущее, а не в настоящее. МТС, как и другая известная в мире компания, в своем языке теперь использует слово «метавселенная». Мы пока не очень понимаем, что это и чем это отличается от более известной метавселенной Цукерберга.Вячеслав Николаев: Да, абсолютно точно. Я даже не могу сказать, что мы используем это в нашем языке. Это слово пока не то, чтобы вошло в общий обиход, но я уже вижу, что все пытаются разобраться, что же это такое. Учитывая, что Facebook переименовал основную компанию, и она стала называться Meta, все начали в этом разбираться. Что интересно, все пока понимают это по-разному, действительно, эта концепция очень комплексная. Например, не надо говорить про метавселенные, все-таки это будет метавселенная, и это очень существенная часть. То есть не будет одной метавселенной, построенной отдельно Facebook, Meta, и другой метавселенной, построенной отдельно Microsoft. Мне в этом смысле больше нравится английское название, потому что это не meta universe, а Metaverse, то есть это не метавселенная, это «металенная». Это некое расширение существующей вселенной и это совокупность большого числа вещей, то есть всех устройств. Кстати, часто метавселенную путают с неким виртуальным пространством, но это то же самое, что считать, что интернет — это только Facebook. Интернет гораздо шире, и наверное, метавселенная — это некий наследник. Есть разное понимание больших революций, в одном из этих пониманий мобильный интернет, который пришел вслед за обычным интернетом, — это большая революция, потому что он изменил жизнь людей. Здесь то же самое: метавселенная будет некоторым наследником мобильного интернета, который сильно изменит жизнь людей. Он будет состоять из совокупности устройств, которые помогают человеку войти в эту метавселенную. Есть понятие computing power — это сила вычислений, которые есть в совершенно разных местах, есть связь между этими элементами, и не просто связь, а единый интерфейс — это тоже обязательная вещь. Единый интерфейс как раз и приведет к тому, что будут не метавселенные, а метавселенная, когда в одном месте мы будем видеть совершенно разные аспекты. Плюс сюда обязательно ложится платежная система, система законодательной безопасности. Все это должно быть разработано для того, чтобы оно заработало. В одной статье была хорошая отсылка к развитию электричества. Вначале, когда было изобретено электричество, большое количество предприятий взяли и заменили паровую машину электромотором и сказали: «Все, мы перешли в электрический век». Но это была еще далеко не революция. Должно было пройти 10-20 лет, пришла еще куча изобретений, которые и обеспечили стабильное пользование электричеством.Проложить провода вместо того, чтобы энергию передавать механическим образом.Вячеслав Николаев: Да, как минимум проложить провода. А что случилось дальше? Совершенно по-другому расположились рабочие места, предприятие смогло работать в меньшем пространстве. Электричество действительно стало использоваться, но для этого потребовалось огромное количество изобретений. Сначала никто не мог предположить, какими они будут, но их создание сделало возможным огромное количество изменений. Как с мобильным интернетом, вы сейчас можете заплатить телефоном, так как есть технология NFC, которая это позволяет. Без NFC, только с мобильным интернетом это невозможно.Точно так же будет и с метавселенной. Помимо того, что у нас есть виртуальное пространство, виртуальные очки и зачатки цифрового аспекта жизни, потребуется достаточно большое количество изобретений, которые дополнят все это и сделают новую структуру. Почему сейчас никто не может четко определить, что такое метавселенная? Потому что мы сможем об этом нормально говорить через 20-30 лет, но уже сейчас понятно, что мир движется в этом направлении.Это слово в общий обиход все-таки занес Марк Цукерберг. Вам оно было и до этого близко, как я понимаю. Что делает МТС в своей практике, чтобы оказаться звеном метавселенной?Вячеслав Николаев: Мне кажется, вы как раз очень четко уловили именно тот момент, что все в каком-то смысле будут звеньями метавселенной. Тут вопрос — делаем ли мы метавселенную, — наверное, принципиально неправильный, это как в 80-х спросить у любой крупной компании: а делаете вы интернет? Либо вы что-то делаете в этом направлении, либо метавселенная будет «делать» вас. В этом смысле, мне кажется, никто не избежит этой участи.Мы делаем очень много, потому что, во-первых, МТС, помимо всего остального, — это все-таки изначально телеком. Даже сам факт наличия связи между всеми объектами, причем связи определенного уровня надежности, это некая базовая потребность метавселенной. Помимо этого, суперважно установить стандарт улучшенных технологий. Сейчас весь мир движется к Edge Cloud и Edge Computing. Ведь сначала была централизация, все велось в центр обработки данных, все начало обрабатываться, а снаружи были только экраны. Ситуация меняется, через какое-то количество лет — три-пять лет, — наоборот, часть вычислений придет в сторону самих устройств. Поэтому мы инвестировали в стартап Kneron, который делает такие чипы, устанавливаемые на сами устройства и производящие часть вычислений. Например, на вашей видеокамере, которая стоит дома, будет чип, и часть вычислений будет производиться прямо там, только в этом случае вас устроит скорость, с которой это происходит.Есть виртуальная реальность, а есть дополненная реальность. Когда мы говорим про метавселенную, здесь, несомненно, дополненная реальность выходит на первое место и для нее нужна принципиально другая скорость вычислений. Потому что вы должны наложить это все на реальный мир вокруг вас. Можно привести простой пример жизни метавселенной. Сейчас вы идете по улице и видите рекламный щит, на нем рекламируется куртка. Если вам захочется её, что вы делаете? Гуглите место, едете туда, примеряете, понимаете, подходит вещь или нет. Может быть, заказываете из другого места, потом оплачиваете и возвращаетесь домой. Это сейчас стандартная история. В метавселенной, вы можете увидеть такую же рекламу, например, в VR-очках, идя по улице. Дальше вы подмигнёте этой куртке или другим образом обозначите свой интерес, попадёте в виртуальный магазин, там померите куртку, но поймёте, что вам нужен другой цвет.И вам ее мгновенно сошьют.Вячеслав Николаев: Может быть и так, потому что вы нажали кнопку «Оплатить».Такая технология уже есть.Вячеслав Николаев: Вы нажали «Оплатить», и вам привезли эту куртку. Сейчас вам ее привезли из готовых, потенциально роботизация может привести к тому, что вам ее сошьют и постараются поймать вас где-то по пути, потому что известно, куда вы дальше двигаетесь, и вы ее получите в течение часа.Посмотрите, как метавселенная меняет бизнесы: мало того, что исчезает щит, который надо поставить, плюс он требует электричества, это серьезная конструкция в городе.Но самое главное — исчезает сам магазин.Все понятно, но в этом же примере возникает как минимум большое количество чипов. Кстати, растет потребление энергии для производства этих самых вычислений, растет передача данных, потому что все это происходит посредством мобильной связи.Вячеслав Николаев: Точно.А что дороже, или вопрос пока абстрактный?Вячеслав Николаев: Особых сомнений нет, во-первых, это те же чипы, которые ставятся на устройства, и [стоят] не сотни долларов, а меньше 10 долларов. Всё зависит от конкретного чипа. В целом их просто будет много, и уже сейчас производство чипов и вообще производство электроники дошло до приличного уровня, который позволяет это сделать. Передача данных в данном случае не становится критичной, потому что, если вы смотрите видео в формате Full HD и в 4К, это точно больше передачи информации, чем нужно для того, чтобы купить куртку.А количество действий, которые вы будете сообщать, производить? Раньше мы делали это физически, а тут они переходят в форму передачи данных.Вячеслав Николаев: У вас и так есть смартфон, который непрерывно осуществляет передачу данных. Новые действия это не будут надстройкой, в связи с которой передача данных станет в два или в три раза больше. Нет, уже сейчас объемы, которые мы можем прокачивать, близки к тому, чтобы этого хватило. Другой вопрос, что здесь скорость и задержка пока мешают, вот почему я говорю про Edge Computing.Вы хорошо объяснили на примере того, как покупка куртки выглядит в метавселенной. Понятно, что там есть масса участников, вы воспользовались услугами мобильного оператора, производителя неких гаджетов, которые так или иначе вас обмеряют, рекламодателя, производителя одежды, который вышел в эту же систему. Что нужно делать МТС, чтобы правильно встроиться в этот процесс, какие действия?Вячеслав Николаев: Действий довольно много, потому что меняется целый ряд процессов. Если в них не встроиться сейчас, то ты окажешься в отстающих. Прежде всего меняется платежная система. Мы уже сейчас активно продвигаем цифровой банк. МТС Банк — один из самых быстрорастущих банков именно потому, что сразу идет в цифровую область. Он использует технологию мессенджера для повышения удобства, и люди заказывают там виртуальные карты. Причем с большим удовольствием, чем пластиковые. По результатам нашего опроса, больше 75% ответили, что готовы пользоваться виртуальной картой, пластик вообще не нужен.Кибермошенничество может немного притормозить этот процесс.Вячеслав Николаев: Это был следующий момент, к которому я шел, и вы стопроцентно попадаете. Если вспомнить начало интернета, я помню, какой трагедией было, когда у кого-то уводили номер ICQ, поскольку других контактов со многими из этих людей не было. Вы просто теряли весь свой лист друзей, с которыми общались несколько лет, вернуть это было совершенно невозможно. Эта часть проблемы долгое время решалась, сейчас почти все привязано к мобильному номеру телефона, в этом смысле восстановление легче, потому что есть некая физическая связка. Увод аватара в мире метавселенной будет еще более болезненным, поэтому кибербезопасность, киберсекьюрити — это направление, в котором и мы активно развиваемся, и вообще миру надо активно развиваться.Усложнение самих сервисов требует адекватных вложений в кибербезопасность. Многие компании говорят: ну ладно, у меня 2% идет в IT, оттуда еще 1% в кибербезопасность, и все окей, потому что все равно от всего не защитишься. Должно быть некоторое количество крупных компаний, и в России такие компании есть, которые берут на себя развитие кибербезопасности. Мы точно будем одной из этих компаний. Поэтому платежи — точно, кибербезопасность — точно, Edge Computing — здесь МТС вообще, скорее всего, будет сильно впереди. Об этом все говорили, но очень мало кто сделал. Редкая ситуация в мире, когда телеком-оператор разделяет компанию, которая занимается клиентами, и компанию, которая занимается инфраструктурой. Мы это сделали для того, чтобы в этой компании развить облачную инфраструктуру, которая будет работать с Edge Computing, потому что у нас есть преимущество перед всеми: мы имеем и сеть, и облако.Что все-таки такое Edge Computing применительно к МТС? Устройства, в которых находится МТС, — это на данный момент разные телефоны, выпущенные другими производителями. Edge Computing туда должен как-то влезть? Вы будете вставлять собственный дополнительный чип или что?Вячеслав Николаев: Собственный тоже, мы этим занимаемся. Но необязательно собственный. Дело в том, что любым облачным технологиям, которые сейчас развиваются, понадобится часть вещей делать ближе к клиенту. Это будет его собственная виртуальная система. Сейчас все виртуализируется, она может быть у нас в облаке, но при этом часть вычислений будет производиться у клиента на месте, где бы он ни находился.При этом все надо связать в единую систему. И эта связка требует того, что есть у телекома, она требует сетей связи, которые позволяют в том числе приватизировать какие-то вещи. Понятно, что в большом количестве новых веяний, например, когда я говорю про то, что на камере будет стоять свой чип и камера будет частично обрабатывать изображение сразу, это делается в том числе для того, чтобы не передавать полный поток и не обрабатывать его в центре, потому что камер станет слишком много. Это совершенно неправильно. Поэтому в данном случае мы, с одной стороны, позволяем производить часть вычислений прямо у клиента, а с другой стороны, понижаем необходимость передачи данных, что дешевле и для клиента, и для нас. Поэтому нам необязательно использовать только свои устройства, будут использоваться совершенно разные, но облачная технология, сама платформа, будет наша.В какой связи термин «экосистема» находится с метавселенной, тем более попытки вырастить из своей компании именно экосистему предпринимают абсолютно все, МТС не исключение. В данном случае у вас сейчас кинотеатр, банк — это самое главное.Вячеслав Николаев: И еще два десятка других бизнесов, которые тоже очень хорошо сочетаются между собой. Да, я скажу так: экосистема и метавселенная связаны, но это не одно и то же. Все-таки метавселенная, как мы о ней говорим, — это некоторая такая надстройка над существующим миром, в ней будут существовать в том числе и различные экосистемы продуктов. Слово, опять же, заезженное, но все равно это некий набор продуктов, который таким образом предлагает либо одну компанию, либо один холдинг, чтобы человеку было удобнее, дешевле, и чтобы таким образом замыкать клиента в своей области влияния и интереса.Но все начали с этим бороться, потому что понимают, что если эта модель работает идеально, успешно, то она захватывает человека полностью и лишает его возможностей.Вячеслав Николаев: Не согласен. В теоретической ситуации, когда вы оказались на полностью пустом рынке, наверное, можно представить себе экосистему, которая захватила все. Сейчас уже есть больше трех развитых экосистем в России.Кстати, на Западе их меньше, я бы сказал.Вячеслав Николаев: Их не то чтобы меньше, в разных странах они конфигурируют по-разному. Но стоит учитывать, что с точки зрения IT, Россия — очень развитая страна. Масса людей, которые приезжают из других стран, удивлены, насколько мы в этом смысле продвинуты. Не секрет, что в тех же США заплатить бесконтактно можно далеко не везде, нужно еще карточки местами прокатывать, я уж не говорю, что не везде можно платить через Apple Pay и так далее.И в России есть наличие собственных развитых, причем разных конкурирующих экосистем.Вячеслав Николаев: Это тоже уникально.На Западе в каждой сфере пока что существует одна, максимум две.Вячеслав Николаев: Мы даже в каком-то смысле полигон, на который все могут смотреть. Но я уверен в том, что не будет одной экосистемы, которая выиграет у всех. Люди будут пользоваться «Яндекс.Такси», «Яндекс.Навигатором», при этом они вполне могут пользоваться МТС Банком, нашей связью, смотреть KION или «Кинопоиск», это все равно будет сочетаться в каком-то формате, потому что разные экосистемы будут занимать разные ниши. Тут же в чем вопрос: если у вас уже есть некоторое количество комплементарных сервисов, вы можете на этой части закрепиться, а следующий сервис можно предложить дешевле, чем это может сделать тот, кто его предлагает в отрыве от всех остальных услуг, потому что вы просто знаете своего клиента. Поэтому вы можете предложить ему скидку или бонус вместо того, чтобы платить за рекламу кому-то за рекламу для его привлечения. Он с вами таким образом остается надолго, и вы, наоборот, укрепляете таким образом свою экосистему продуктов, это очень хорошо работает. Мы видим, как это работает у нас, но при этом у нас нет обязательства захватить весь мир.Вопрос вот в чем : не слишком ли много онлайн-кинотеатров? Потому что платить даже по 300 рублей в месяц — не так много людей за пределами Москвы готовы это делать. А платить за пять онлайн-кинотеатров, притом что 70-80% контента в них будет совпадать, трудно себе представить. Не является ли это самым перегретым рынком? Даже по кругу своих знакомых знаю, насколько вырос спрос на киносъемки, значит, люди сейчас массово бегут в сценаристы, в операторы, в актеры и в продюсеры, потому что снимается очень много. Я иногда думаю: надолго ли это все, кто за это заплатит? Кроме инвесторов, пока все операционно убыточно.Вячеслав Николаев: Во-первых, пока платят инвесторы. Не у всех операционно убыточно, есть компании, у которых изначально уже было какое-то количество клиентов. У нас, например, было более пяти миллионов клиентов, которые сейчас сразу смотрят то, что снимается. Кинокомпаниям, которые сейчас занимаются выходом на этот рынок, приходится и снимать, и привлекать клиентов, это одновременно большие расходы. В этом смысле у нас была некоторая база, которая позволяла набирать библиотеки по более правильным, по удельным, а не абсолютным ценам. У нас этот бизнес изначально приносил заметные деньги. То есть в том, что мы сейчас развиваем, общего убытка нет, в отличие от многих компаний.Но вы абсолютно правы, что сейчас этот рынок категорически перегрет, в этом нет никаких сомнений, и, наверное, этот рынок ожидает консолидация. Я почему и называл онлайн кинотеатры, которые являются частью каких-то экосистем, отдельно от тех, которые не являются. Окупить эту историю можно несколькими вещами. Во-первых, большим количеством клиентов, которые удерживаются, для этого нужен еще какой-то бизнес, который позволяет это монетизировать, в нашем случае — телеком. У Amazon это транзакционный бизнес. Если ваши транзакции позволяют вам давать баллы, которые вы потом сжигаете в своем кинотеатре, это правильная конструкция, которая позволяет что-то сделать. С этой точки зрения те, кто останутся, они прибьются к каким-то финансовым моделям, которые связаны с экосистемами. Нам чуть легче, мы эту модель сразу строили.Во-вторых, мы сейчас очень осторожно подходим к этим инвестициям, то есть мы не собираемся сжигать просто потому, что сжигают другие, мы пошли скорее в качество. Вы можете в рейтингах посмотреть на те сериалы и фильмы, которые выходят под эгидой KION, они как раз показывают очень хороший уровень, естественно, выше среднего по рынку. Мы хотим оставаться в этой нише, продолжать производить продукты очень высокого уровня. Для этого мы взяли, на мой взгляд, очень правильного человека, который это обеспечивает. Это позволит и пережить период перегретости, и при этом выйти дальше в правильную финансовую модель.В заключение немного про связь как таковую, потому что все это так или иначе базируется на связи и происходит через наши мобильные устройства. Трафик за последние два года, я могу ошибиться, вырос примерно в три раза.Вячеслав Николаев: Даже местами больше, можно взять и так. В разы точно.

Да, и мы примерно понимаем почему, потому что в машинах появляются сим-карты, в холодильниках появляются сим-карты, в лампочках появляются Wi-Fi-устройства.

Вячеслав Николаев: Вообще не поэтому. И в холодильниках, и в машинах, и в лампочках, но они почти ничего не потребляют. На самом деле, это происходит по двум основным причинам. Первая — растет качество устройств: раньше все смотрели видео 720 и были счастливы, а сейчас всем нужно Full HD, а некоторые хотят смотреть в 4K. Именно это дает такой серьезный прирост.Простые команды дают шлагбауму открыться, а машине завестись?Вячеслав Николаев: Конечно, там вообще нет трафика. Именно поэтому в этой системе важно быть оператором, потому что вы можете этот трафик, который ничего не добавляет в объеме, приватизировать с точки зрения скорости доставки. Потому что эти три байта очень важно доставить быстро до этого шлагбаума, когда к нему подъехали. Еще, если мы знаем, что это вы туда подъезжаете, вы можете вообще ничего не отправлять, мы просто видим, что вы туда подъезжаете, шлагбаум откроем. Метавселенная так должна работать.Будут шлагбаумы МТС?Вячеслав Николаев: Конечно.А дома уже есть? Если в этом доме живут пользователи других телефонных и телеком-компаний, они не смогут попасть в этот дом?Вячеслав Николаев: Да, уже есть. Но, конечно, пользователи других операторов смогут попасть в дом. Это же такой отдельный большой бизнес — «умные» дома, «умные» здания, «умные» города. Мы много работаем, чтобы развивать эти технологии, я думаю, что в этом году и «умными» домами, и «умными» зданиями сумеем многих удивить.Вы же ставите домофонную систему, она у вас живет, вы при этом можете поставить себе на телефон приложение и открывать дверь подъезда, не находясь даже у себя в квартире. Так сейчас всё работает, вы необязательно должны быть клиентом конкретного оператора. Я поэтому и говорю часто, что надо помнить, что МТС сейчас уже не только телеком-оператор, поэтому какие-то вещи будут проводиться необязательно через наши сети, и никому это не мешает, приложение стоит на телефоне, нам этого достаточно.Хорошо. И несколько простых вопросов. Было исследование TelecomDaily про связь, откуда я как раз и черпаю эти цифры, во сколько раз вырос трафик. В нем говорится, что качество связи падает, потому что технические возможности исчерпаны, нет больше частот, нет больше мест для базовых станций, для насыщения эфира волнами. Главный вывод в том, что только развитие 5G сможет технически обеспечить нарастающий запрос. Что вы скажете об этом?Вячеслав Николаев: Во-первых, я не могу сказать, что качество связи падает повсеместно, я вижу обратную ситуацию. К примеру, мы в Москве произвели полную замену сети, качество нашей связи в Москве резко выросло. При этом количество базовых станций принципиально не изменилось, мы просто перешли на более современную технологию.Мы сейчас не говорим про промышленное решение, а, скорее всего, 5G прежде всего будет использоваться для некоторых промышленных решений, но для обычного человека 5G — это более дешевый способ получить интернет, то есть для оператора дешевле разворачивать сеть 5G с точки зрения каждого следующего мегабайта, чем 4G. Поэтому для нас оно в каком-то смысле лучше. С другой стороны, очевидно, не исчерпаны возможности 4G и 3G, где это надо, причем непонятно, 3G в одних странах проходит, где-то 3G выключается, остается 4G и 2G, то есть совершенно разные конфигурации, но мы точно можем еще наращивать качество сети там, где это нужно. Здесь очень важно иметь математическую модель всей сети и знать точно, где нужно нарастить следующий момент. Понятно, что сотовая связь не будет всегда стопроцентной везде с максимальным качеством, так обычно не работает, но там, где это людям нужно, мы точно можем это построить. То есть в тех местах, где вам необходимо. Это будет как известная концепция с автодорогами, когда связь есть везде по автодороге, но есть места, где ваше мультимедиаустройство может с огромной скоростью закачать весь сериал, а дальше вы едете, ваши пассажиры смотрят этот сериал. Для этого не нужно идеальное качество 4G на всей дороге, если там нет населенных пунктов, но при этом позвонить вы можете везде, и там другая связь, в другой частоте.Будут VIP-тарифы, они дороже. В условиях дефицита пропускной способности будут обеспечивать приоритет владельцам такого тарифа. У него будет 4K-видео, а у того, у кого не VIP-тариф, самый простой формат SD?Вячеслав Николаев: Во-первых, сейчас таких тарифов нет на рынке. Я бы не хотел говорить о будущем, потому что есть совершенно разные сценарии развития этого. Фиксированная связь уже есть, как и разная стоимость тарифов: 100 мегабит, 500 мегабит и гигабайт. В этом смысле нам важнее обеспечить людям некоторый уровень.Попробую объяснить сложность самого подхода, потому что, когда проводятся разные исследования, они смотрят, например, там, максимальную скорость, которую человек может получить в определенном месте. Если она раньше была 50 мегабит в хорошем, а стала 40, от этого никому ни тепло ни холодно. Кажется, что она уменьшилась, но клиент получает полный сервис, он получает видео в самом хорошем качестве. Поэтому цифры в этом смысле не то чтобы опасные, но у меня нет причины вводить дифференцирующий тариф с точки зрения качества, потому что я понимаю, что я могу обеспечить качеством всех наших клиентов. Я еще подчеркиваю, это важно, они не тянут за собой большой расход трафика. Переход в Edge Computing, скорее всего, позволит разгрузить некоторый объем трафика, потому что как только у вас есть возможность сжатия лучшего, у вас разгружается трафик, но загружается computing power, это отличный подход к этому.И бытовой вопрос. Золотые номера: семь девяток, пять шестерок и так далее — люди все еще охотятся за ними?Вячеслав Николаев: Не то чтобы охотятся, они их покупают. Они остались.Их же ограниченное количество, гораздо меньше, чем просто комбинаций из семи цифр.Вячеслав Николаев: Ограниченное количество, но разные уровни золота и платины стоят разных денег, поэтому они есть в продаже, люди покупают, но пока маркетинг жив, пока люди готовы платить за бренд больше, чем за не бренд, я думаю, эти вещи тоже останутся.

Источник

Статьи по теме
spot_img

Самые популярные