Четверг, 6 октября, 2022
TimeWeb
ДомойНовости рынкаРублевая зона: почему России не надо стремиться полностью отказываться от доллара и...

Рублевая зона: почему России не надо стремиться полностью отказываться от доллара и евро во внешней торговле. Комментарий Семена Новопрудского

По оценкам разных экономистов, профицит внешней торговли России в 2022 году может вырасти до рекордных 200-300 млрд долларов на фоне западных санкций

Рублевая зона: почему России не надо стремиться полностью отказываться от доллара и евро во внешней торговле. Комментарий Семена Новопрудского

На фоне плохих или очень плохих новостей о текущем состоянии и ближайших перспективах российской экономики появилась одна хорошая. Из-за резкого сжатия импорта в условиях санкций и гораздо меньшего, несмотря на некоторые внутренние ограничительные меры, уменьшения экспорта Россия может получить по итогам 2022 года рекордный профицит текущего счета платежного баланса. При этом пытаться силой и слишком быстро переводить внешнюю торговлю с разными странами на национальные валюты «в знак протеста» против доллара и евро из-за отношений с Западом — точно не лучшее решение экономических проблем нашей страны.

По оценкам разных экономистов, профицит внешней торговли России в 2022 году может вырасти до рекордных 200-300 млрд долларов на фоне западных санкций. Для сравнения, в 2021 году положительное сальдо внешней торговли составило рекордные 120,3 млрд долларов, увеличившись по сравнению с 2020-м более чем в три раза. Аналитики TS Lombard ожидают, что сочетание резкой девальвации рубля и роста цен на нефть из-за военно-политического противостояния России с Западом принесет в российский бюджет в нынешнем году дополнительно 103 млрд долларов.

Заметьте, все прогнозы профицита во внешней торговле России делаются исключительно в долларах, потому что доллар не просто главная расчетная единица международной торговли — где ее, кстати, существенно поджимает евро, а вот юань пока и близко не подобрался — но еще и всем миром признанный «всеобщий эквивалент» оценки любых внешнеторговых операций.

При этом сама Россия пытается — формально для обхода санкций — начать перевод торговли с «недружественным странами» в рубли, а с дружественными или нейтральными — в национальные валюты. Пока самым резонансным решением на этом пути стал перевод торговли газом «Газпрома» (пока только «Газпрома»!) со странами ЕС в рубли.

По факту это просто торговля в евро для иностранных покупателей газа с зачислением на спецсчета в «Газпромбанке», где эта валюта конвертируется в рубли. По сути, если всем российским экспортерам предписано отдавать государству 80% валютной выручки, «Газпром» в торговле газом с «недружественными» странами отдает государству все 100%. А потом уже само государство решит, сколько из этих евро отдать «Газпрому», а сколько оставить в рублях.

Главная проблема, которую России критически важно учитывать при принятии решений об отказе от торговли с другими странами в долларах и евро и переводе на национальные валюты, состоит в том, что ни одна страна мира не в состоянии устанавливать правила расчетов в одиночку. Причем валюты, в отличие от государств, не бывают «дружественными» и «недружественными».

Доллар и евро стали главными расчетными валютами в мировой торговле далеко не сразу и случилось это потому, что за ними стоят наиболее развитые экономики планеты. А сами эти валюты наиболее желанны для стран-продавцов любых товаров.

Та же Индия долгие годы пыталась уговорить Россию максимально перейти на расчеты в рупиях и рублях. Но есть серьезная проблема: что-либо покупать за рубли Индия может только у России, а Россия за рупии — только у Индии. Тогда как доллар или евро позволяют России и Индии покупать любые товары у любых стран мира с поправкой на торговое эмбарго против России, если таковое будет введено в новых пакетах санкций.

Сейчас в это трудно поверить, но каких-то 110 лет назад экономика США была сопоставима с экономикой Аргентины. Сейчас никому в голову не приходит считать универсальной валютой международных торговых расчетов аргентинское песо, потому что сама аргентинская валюта не имеет всеобщей конвертации, а аргентинская экономика ничтожно мала по сравнению с американской.

США смогли стать ведущей экономической державой не благодаря войнам, а благодаря успешному их избеганию. Именно после Первой мировой войны на фоне экономического краха изнуренной войнами и революциями Европы США начали свой рывок к статусу главной экономической державы планеты, а доллар — к статусу главной мировой валюты.

Главная проблема на пути «всеобщей» торговли за рубли — слабость российской экономики и очевидная слабость самого рубля. Даже если импортозамещение почему-то вдруг окажется в России невероятно успешным и быстрым, в обозримой перспективе ждать превращения рубля в свободно конвертируемую валюту, желанную для всех торговых партнеров нашей страны, не приходится.

У России, несмотря на все супержесткие санкции, остаются десятки стран-партнеров, готовые торговать с нами за доллары и евро. У России нет возможностей полностью умалить роль доллара и евро в мировой торговле: никаким военным способом сделать это невозможно. Поэтому самая разумная стратегия для нашей страны во внешней торговле — в каждом конкретном случае искать такие валюты расчетов с каждой отдельной страной, которые максимально выгодны нам и нашим торговым партнерам.

Все вышесказанное не означает, что гегемонии доллара в мировой торговле ничего не угрожает. Мир с большой долей вероятности ждет глобальная перестройка внешней торговли с возможными изменениями долей разных валют в расчетах. Только этот процесс будет сложным, многосторонним и не быстрым. И точно не рубль пока претендует на роль ведущей мировой валюты во внешней торговле: для начала надо радикально нарастить экономическую мощь России.

Источник

Статьи по теме
spot_img

Самые популярные